Договор возмездного оказания услуг курсовая

Договор оказание услуг

Договор возмездного оказания услуг курсовая

Введение

В настоящее время заметное место в обязательственных отношениях, являющихся неотъемлемой частью предмета гражданско-правового регулирования, занимают услуги.

Их роль существенно возрастает в современных условиях перехода к рыночной экономике, когда во всё большей степени гражданский оборот, развитие предпринимательской деятельности и конкуренции опирается на товарно-денежные связи и действие закона стоимости.

Актуальность выбранной темы курсовой работы заключается в том, что имущественные отношения, возникающие по поводу оказания услуг, нуждаются в гражданско-правовом регулировании.

Важная роль в регулировании отношений возмездного оказания услуг отводится гражданскому праву. Впервые в ГК РФ была включена гл. 39 «Возмездное оказание услуг».

Догматическое определение предмета договора возмездного оказания услуг (ст.

779 ГК РФ) предполагает, что он (предмет) устанавливается через возмездное отношение заказчика и исполнителя по поводу услуги, тождественным понятием которой являются определенные действия или определенная деятельность.

Специфика предмета данного договора преимущественно рассматривается через предмет договора по выполнению работ, полезный результат которого имеет овеществленный, материальный результат.

Договор возмездного оказания услуг может быть публичным договором, когда организация или предприниматель по характеру своей деятельности обязаны оказать соответствующую услугу каждому, кто обратится, в соответствии со ст. 426 ГК РФ.

Так, публичным договором является договор об оказании гражданам услуг связи, медицинских, гостиничных, туристических и других подобных услуг.

Часто договоры по оказанию услуг заключаются путём присоединения заказчика к договору, условия которого определены исполнителем в разработанных им формулярах или иных стандартных формах. Так заключаются, например, договоры об оказании туристических, экскурсионных услуг.

Такие договоры в соответствии с ГК признаются договорами присоединения, и на них распространяются правила ст.428 ГК, направленные на обеспечение прав заказчика, обычно предоставляемых по договорам такого вида.

Стоит иметь в виду, что односторонний отказ от исполнения договора возмездного оказания услуг допускается, в соответствии со ст.

782 ГК РФ, только при условии оплаты фактически понесённых расходов (в случае отказа от исполнения договора со стороны Заказчика), либо полного возмещения убытков (в случае отказа от исполнения договора со стороны Исполнителя).

Поэтому, в случае необходимости прекращения неисполненного договора на оказание услуг целесообразно всё оформлять в виде двустороннего соглашения, в который включать пункт, о том, что стороны не имеют претензий друг к другу, в том числе и в отношении денежных обязательств.

Также важно отметить наличие некоторых специфических моментов в регулировании порядка оплаты оказываемых услуг.

Так, например, при невозможности исполнения, возникшей по вине заказчика, услуги подлежат оплате в полном объёме, если иное не предусмотрено законом или договором возмездного оказания услуг.

В тех же случаях, когда невозможность исполнения возникла по обстоятельствам, за которые ни одна из сторон не отвечает, заказчик возмещает исполнителю фактически понесённые им расходы, если иное не предусмотрено законом или договором возмездного оказания услуг.

По завершении договора, заключенного между организациями (предпринимателями) необходимо составить двусторонний акт, который будет подтверждать факт оказания услуг. Данный акт важен как для правильности ведения бухгалтерского учёта, так и для доказывания обоснованности произведенных расходов и правильности исчисления налога на прибыль, в случае возникновения спора с налоговыми органами.

Дело в том, что договоры возмездного оказания услуг часто используются для незаконной «оптимизации» налогообложения. Суть способа состоит в составлении фиктивного договора оказания услуг, тем самым создании дополнительных расходов и уменьшении на сумму данных расходов налога на прибыль.

Именно поэтому большая часть договоров оказания услуг становиться объектом пристального внимания налоговых органов. Поскольку договор возмездного оказания услуг схож с договором подряда, то ст.

783 ГК РФ устанавливает положение, согласно которому общие положения о подряде, положения о бытовом подряде применяются к договору возмездного оказания услуг, если это не противоречит положениям Гражданского кодекса РФ о договоре возмездного оказания услуг, а также особенностям предмета конкретного договора.

В юридической литературе проблеме договора возмездного оказания услуг уделено немало внимания. Так, исследования возмездного оказания услуг и договора возмездного оказания услуг в своих работах провели такие авторы как: Бондаренко Э.Н., Брагинский М.И., Гуляев А.М., Завидов Б.Д., Кабалкин А.Ю., Шешенин Е.Д. и другие.

Целью курсовой работы является обоснование предложений, направленных на совершенствование законодательства, регулирующего заключение и исполнение договоров возмездного оказания услуг.

Таким образом, задачами данной работы являются анализ (детальное изучение):

– понятие обязательств по оказанию услуг в гражданском праве;

– охарактеризовать виды договорных обязательств по оказанию услуг;

– обозначить правовой режим реализации услуг;

– рассмотреть условия договора возмездного оказания услуг;

– изучить правовое положение сторон по договору возмездного оказания услуг;

– представить судебную практику по договорам оказания возмездных услуг в Российской Федерации.

Объектом курсовой работы являются общественные отношения в сфере возмездного оказания услуг.

Предметом работы является понятие и виды договоров возмездного оказания услуг.

Практическая значимость исследования выражается в том, что высказанные в работе взгляды на отдельные проблемы, связанные с заключением договора, могут быть использованы в правоприменительной практике.

Глава 1. Понятие и виды обязательств по оказанию услуг

1.1. Понятие обязательств по оказанию услуг

Обязательства по оказанию услуг относятся к группе договорных обязательств. Данные обязательства охватывают значительное количество видов договорных обязательств по оказанию услуг в гражданском праве.

К договорным обязательствам по оказанию услуг, представленным в ГК, относятся: перевозка, транспортная экспедиция, заем и кредит, факторинг, банковский счет, банковский вклад, а также безналичные расчеты, хранение, страхование, поручение, комиссия, агентирование, доверительное управление имуществом, возмездное оказание иных услуг.

Общими признаками, объединяющими все договорные обязательства об оказании услуг, являются:

– во-первых, особенности объекта обязательства – услуги нематериального характера;

– во-вторых, специфика связи услуги с личностью услугодателя.

Указанные особенности наиболее наглядно можно проиллюстрировать на примере различий обязательств об оказании услуг и обязательств подрядного типа. Основным отличием обязательств об оказании услуг от обязательств подрядного типа является результат осуществляемой услугодателем деятельности.

Если в обязательствах подрядного типа результат выполненных работ всегда имеет овеществленную форму, то в обязательствах об оказании услуг результат деятельности исполнителя не имеет вещественного содержания.

Следовательно, услуги, предоставляемые должником кредитору, носят нематериальный характер.

В римском праве обязательство об оказании услуг охватывало предоставление за плату физического труда и безвозмездное предоставление духовной деятельности. В российской дореволюционной цивилистике выделение обязательств об оказании услуг по общему правилу не проводилось. Так, Г.Ф.

Шершеневич, давая классификацию договоров по их цели, выделял: договоры на передачу вещей в собственность, договоры на передачу вещей в пользование, договоры о предоставлении пользования чужими услугами и договоры о предоставлении возможности действий, составляющих исключительное право других лиц.

К договорам о предоставлении пользования чужими услугами автор относил личный наем, возмездное оказание услуг, перевозку, доверенность, комиссию, поклажу, товарищество1.

В юридической литературе 60 – 90-х гг. XX в. были высказаны две точки зрения о возможности выделения самостоятельных обязательств об оказании услуг. Довольно большая группа ученых обосновывала необходимость выделения в системе гражданско-правовых обязательств специфического обязательства об оказании услуг.

В то же время признание существования обязательств об оказании услуг не означает единства мнений всех авторов о правовой природе этих обязательств и их видах2. Основываясь на нематериальном характере услуги, Е.Д.

Шешенин сделал вывод о том, что предметом подрядных договоров являются результаты, воплощающиеся в товарах (вещах), а предметом договоров, порождающих обязательства по оказанию услуг, – результаты деятельности, не существующие отдельно от исполнителей и не являющиеся вещами3.

Согласно другому мнению, в любом возмездном договоре можно усматривать услугу одного контрагента и вознаграждение за нее со стороны другого4. М.И.

Брагинский на основе анализа содержания договоров предложил их деление на договоры по производству работ и договоры услуг, относя к последнему виду поставку, снабжение энергией и газом и т.д.5.  Другие ученые полагали, что для выделения самостоятельного договора об оказании услуг нет оснований6.

Действующее законодательство проводит различия между овеществленными услугами, являющимися объектом обязательств подрядного типа, и нематериальными услугами, выступающими объектом обязательств об оказании услуг. Ведь согласно ст. 783 ГК общие положения о подряде и положения о бытовом подряде применяются к договору возмездного оказания услуг, если это не противоречит ст. ст.

779 – 782 ГК, а также особенностям предмета договора возмездного оказания услуг. Кроме того, следует заметить, что нематериальная услуга неотделима от личности услугодателя, так как потребляется услугополучателем в процессе ее оказания, т.е. самой деятельности услугодателя.

В отличие от этого в подрядных отношениях сам смысл обязательства состоит в том, чтобы передать полученный вещественный результат заказчику.

1.2. Виды обязательств по оказанию услуг

В кодификации гражданского права 1961 – 1965 гг. договорные обязательства по оказанию услуг не выделялись в особую группу.

Вместе с тем в науке гражданского права довольно давно существовала четырехчленная классификация обязательств, включающая обязательства о передаче имущества в собственность (иное вещное право), в пользование, обязательства о выполнении работ и обязательства об оказании услуг. Таким образом, выделение обязательств об оказании услуг существовало как предложение de lege ferenda (о будущем законодательстве)7.

С принятием и введением в действие части второй ГК ситуация принципиально не изменилась. В отличие от обязательств о передаче имущества в собственность (иное вещное право) или в пользование и обязательств о выполнении работ, которые объединяются вокруг общих положений, обязательства об оказании услуг общей части не имеют. Нормы гл.

39 ГК не могут претендовать на такую роль, поскольку призваны урегулировать достаточно четкий круг только фактических, но не иных услуг. Такой вывод прямо следует из анализа п. 2 ст. 779 ГК, в котором дается примерный перечень видов услуг, подлежащих регулированию нормами гл.

39 ГК, и одновременно исключаются из сферы их действия услуги, оказываемые по договорам, предусмотренным гл. 37, 38, 40, 41, 44 – 47, 49, 51, 53 ГК.

Договорные обязательства по оказанию услуг в гражданском праве по характеру деятельности услугодателя можно подразделить на определенные виды:

1) обязательства об оказании услуг фактического характера (перевозка, хранение, возмездное оказание иных услуг);

2) обязательства об оказании услуг юридического характера (поручение, комиссия);

3) обязательства об оказании услуг как фактического, так и юридического характера (транспортная экспедиция, агентирование, доверительное управление имуществом);

4) обязательства об оказании услуг денежно-кредитного характера (заем и кредит, факторинг, банковский счет, банковский вклад, а также безналичные расчеты, страхование).

Глава 2. Понятие и условия

договора возмездного оказания услуг

2.1. Понятие договора возмездного оказания услуг

По договору возмездного оказания услуг исполнитель обязуется по заданию заказчика оказать услуги (совершить определенные действия или осуществить определенную деятельность), а заказчик обязуется оплатить эти услуги (ст. 779 ГК).

Договор возмездного оказания услуг является консенсуальным, двусторонним и возмездным.

Сторонами данного договора выступают услугодатель, именуемый исполнителем, и услугополучатель, именуемый заказчиком. В ГК не содержится каких-либо ограничений относительно субъектного состава по договору возмездного оказания услуг, поэтому необходимо ориентироваться на общие правила участия граждан и юридических лиц в гражданском обороте.

Согласно ст. 783 ГК в отношении договора возмездного оказания услуг могут применяться нормы об общих положениях о подряде (ст. ст. 702 – 729 ГК) и о бытовом подряде (ст. ст. 730 – 739 ГК), если это не противоречит особенностям, отраженным в ст. ст. 779 – 782 ГК, а также специфике предмета договора возмездного оказания услуг.

Источник: https://www.yaneuch.ru/cat_53/dogovor-okazanie-uslug/90842.1543186.page1.html

Курсовая работа: Договор возмездного оказания услуг

Договор возмездного оказания услуг курсовая

ВВЕДЕНИЕ. 3

Глава 1. Правовое регулирование договоров возмездного оказания услуг. 6

1.1. Услуги как гражданско-правовая категория. 6

1.2. Виды возмездного оказания услуг. 19

Глава 2. Особенности договора возмездного оказания услуг в гражданском праве России. 32

2.1. Понятие и условия договора возмездного оказания услуг. 32

2.2. договора возмездного оказания услуг. 36

ЗАКЛЮЧЕНИЕ. 44

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ.. 47

Введение

Стремительное расширение сферы услуг в экономике России обусловило необходимость формирования механизма гражданско-правового регулирования отношений по оказанию услуг. Отдельные виды услуг традиционно регулировались в рамках самостоятельных типов обязательств, закрепленных в Гражданском кодексе Российской Федерации (далее – ГК РФ).

Однако нарастающая диверсификация услуг потребовала создания единого правового режима, который можно было бы распространить на все специально неурегулированные ГК РФ отношения об оказании услуг. Попытка законодателя урегулировать данные отношения в гл.

39 ГК РФ «Возмездное оказание услуг», по мнению подавляющего большинства ученых и практиков, не увенчалась успехом.

Представляется, что это явилось следствием недостаточной изученности в цивилистической доктрине категории услуг, хотя ей был посвящен довольно широкий круг исследований, как в советский, так и в постсоветский период.

Значительный вклад в разработку проблем правового регулирования отношений по оказанию услуг внесли ученые цивилисты Н. А. Баринов, М.И. Брагинский, А. Ю. Кабалкин, Ю. Х. Калмыков, М. В. Кротов, Е.Д. Шешенин, А. Е. Шерстобитов.

Их труды стали основой для формирования учения об услугах в российском гражданском праве, которое успешно развивается в работах Е. Г. Шабловой, М. Н. Малеиной, В. В. Кваниной, Д. И. Степанова, О. М. Щуковской и др.

Однако исследователям не удалось раскрыть сущность услуг и сформулировать такое определение, которое позволило бы отграничить услуги от иных правовых явлений.

Поэтому первостепенной задачей является формирование единого понятия «услуги», охватывающего все или большинство видов данного явления, так как лишь на его основе может быть создан общий правовой режим услуг, а также обязательств по их оказанию.

Указанные обстоятельства обосновывают актуальность работы.

Предметом настоящего исследования являются нормативные правовые акты, монографические источники, материалы судебной практики и периодических изданий.

Объектом исследования, является правовой институт договора возмездного оказания услуг.

Целью настоящей работы является комплексное изучение института договора возмездного оказания услуг, его особенностей, места и значения в гражданском обороте. Соответственно, к задачам данного исследования можно отнести:

– анализ понятия услуг в гражданском праве России;

– исследование вопросов правового регулирования возмездного оказания услуг;

– изучение содержания договора возмездного оказания услуг;

– изучение особенностей исполнения договора возмездного оказания услуг.

Задачи исследования определяют его структуру. Работа состоит из введения, двух глав, заключения, списка использованных источников и литературы.

Методологическую основу исследования составляют общенаучные и частнонаучные методы.

К общенаучным методам исследования можно отнести методы анализа, синтеза, индукции, дедукции, аналогии, формально-логический метод.

К частнонаучным методам исследования относится, прежде всего, формально-юридический метод.

Он включает в себя: а) описание норм права; б) установление юридических признаков определенных явлений; в) выработку правовых понятий; г) классификацию правовых понятий; д) установление их природы с точки зрения положений юридической науки; е) объяснение правовых понятий под углом зрения юридических теорий; ж) описание, анализ и обобщение юридической практики.

Также были использованы метод историко-правового анализа, сравнительного правоведения, метод системного анализа и некоторые другие.

При написании данной работы были использованы учебные и справочные издания, монографии, статьи из периодических изданий, материалы судебной практики.

Положения, выводы и рекомендации, содержащиеся в работе, могут быть использованы в практике хозяйствующих субъектов, в работе государственных и третейских судов, а также в учебном процессе.

Глава 1. Правовое регулирование договоров возмездного оказания услуг

Несмотря на то что дискуссии о сущности услуг, их месте в нормативном регулировании велись в цивилистической доктрине с 70-х годов ХХ века, до сих пор отсутствует как легальное, так и единое доктринальное понятие «услуги».

До принятия ГК РФ[1] мнения цивилистов по вопросу о гражданскоправовой сущности услуг существенно разнились. Большинство из них (Н. А. Баринов, А. Ю. Кабалкин, В. П. Мозолин, Э. Л. Плоом, А. Е.

Шерстобитов)[2] преимущественно рассматривали услуги как деятельность по удовлетворению потребностей граждан.

Другие (Ю. Х. Калмыков, Е. Н. Романова)[3] , в целом разделяя эту позицию, указывали на то, что понятием «услуги» охватываются имущественные отношения не только с участием граждан, но и с участием социалистических организаций. Принципиально иную позицию заняли О. С. Иоффе[4] , О. С. Красавчиков[5] , Е. Д. Шешенин[6] , которые рассматривали услуги как предмет обязательств об оказании услуг.

В зависимости от понимания сущности услуг предлагались и их дефиниции. Наиболее широко определял услугу Ю. Х. Калмыков: «деятельность, направленная на создание удобств или предоставление льгот контрагенту по обязательственному правоотношению»[7] .

Соответственно, к обязательствам по оказанию услуг он относил любые по своей правовой природе договоры, которые совершаются на льготных условиях, либо с целью создания удобств для управомоченного лица: договоры бытового подряда и проката, розничной купли-продажи в кредит и т. д.

Очевидно, что при подобном подходе понятием «обязательства по оказанию услуг» охватывается слишком широкий круг обязательств, что размывает само это понятие.

В целом разделяя данную позицию, Е. Н.

Романова разграничивала обязательства по результатам деятельности, относя к обязательствам по оказанию услуг только те, которым присущи следующие признаки: «а) предмет договора составляют полезный эффект в виде удобств для контрагентов (экономия времени, средств, дополнительные гарантии и т. д.

; б) услуга как деятельность потребляется в процессе ее предоставления»[8] . Один из основных недостатков такого подхода видится в использовании для характеристики полезного эффекта категорий, не имеющих четких формальных признаков: экономия времени, средств и т. д.

Довольно широко распространено мнение об услугах как результате деятельности. Так, С. С. Алексеев отмечал, что услуги – это «не сама по себе деятельность, а определенный результат»[9] . Н. П. Индюков также утверждал, что «благом может быть только результат труда (деятельности)»[10] .

Но при этом специфику результата он видит в том, что этот результат существует в форме положительного эффекта, практически неотделимого от деятельности. По мнению М. В. Кротова, услуга может быть объектом как гражданского, так и трудового правоотношения.

Объектом трудового правоотношения является услуга как процесс обслуживания, а гражданского – услуга как продукт труда. Тем не менее услугу он определял как «деятельность гражданина или организации, потребляемая в процессе ее осуществления, продукт которой не имеет овеществленного выражения»[11] .

Из приведенных определений видно, что рассмотрение услуг как результата деятельности в отрыве от самой деятельности непродуктивно, так как в конечном итоге все эти авторы определяли услуги через деятельность.

Наибольшую поддержку в литературе получило определение услуги как деятельности, не имеющей овеществленного результата. О. С.

Иоффе указывал на то, что в договоре услуг идет речь «о деятельности таких видов, которые не получают или не обязательно должны получить воплощение в материализованном, а тем более в овеществленном результате»[12] . Е. Д.

Шешенин выделял следующие признаки услуги: «а) это деятельность лица (юридического или физического), оказывающего услугу; б) оказание услуги не оставляет вещественного результата; в) полезный эффект услуги (деятельности) потребляется в процессе предоставления услуги, а потребительная стоимость услуги исчезает»[13] .

Отсутствие овеществленного результата как основной признак услуг использовался и для их отграничения от работы. В связи с этим проблема соотношения работ и услуг, а, следовательно, и соотношения договора подряда и договора по оказанию услуг, приобрела самостоятельное значение в дискуссии о понятии услуг.

Отсутствие в действовавшем в то время гражданском законодательстве дифференциации правового регулирования отношений по выполнению работ и оказанию услуг позволяло рассматривать услуги как разновидность работы. Так, И. Л. Брауде утверждал, что «работа может состоять в изготовлении какой-либо вещи или в оказании услуг»[14] .

В цивилистической литературе высказывалось и прямо противоположное мнение о работе как разновидности услуги. Н. А. Баринов объединил в понятии услуги и выполнение работ, и оказание услуг, указав, что «одни услуги воплощаются в потребительных стоимостях вещей.

Другие услуги (потребительные стоимости) как результат деятельности услугодателя, не воплощаются в товарах, а выражаются в форме деятельности услугодателя»[15] . Ю. Х. Калмыков также считал, что подряд является разновидностью услуг[16] . По мнению А. Ю.

Кабалкина, «представляется допустимым рассматривать выполнение работ в качестве разновидности обязательств по оказанию услуг, исходя главным образом из того, что любая услуга невозможна без выполнения определенной работы»[17] .

Обосновывая необходимость законодательного закрепления нового типа договора – договора по оказанию услуг, Е. Д. Шешенин настаивал на необходимости разграничения работ и услуг.

Признавая единство экономической сущности услуг, он, тем не менее, подчеркивал деление услуг по результату деятельности, которые либо воплощаются в вещах, либо не существуют отдельно от исполнителей.

Соответственно, по его мнению, «услуги первого рода являются предметом подрядных обязательств, а услуги второго рода – предметами договоров, порождающих обязательства по оказанию услуг»[18] .

Традиционно специфическим признаком подряда считался результат деятельности как таковой, а не только овеществленный.

В римском частном праве «выражение «locatio-conductio operis», по словам Лабеона, означает такую работу, которую греки обозначают термином «законченный труд» (результат труда) в противоположность «работе» (как трудовому процессу), то есть некоторый окончательный результат выполненной работы»[19] . Следовательно, римскими юристами результат труда не сводился только к его овеществленной форме.

В несколько ином аспекте рассматривал результат труда Р. Саватье.

Он выделял два вида обязательств: обязательства по предоставлению результата, где обещан (гарантирован) результат, к числу которых и относит договор подряда; и обязательства надлежащим образом совершить действие, где должник (врач, хозяин манежа, лыжный тренер) «…обязан надлежащим образом выполнять свою работу, но он не гарантирует ее результата»[20] .

В дореволюционном русском гражданском праве разграничение работ и услуг практически отсутствовало. Д. И. Мейер давал следующее определение подряду: «договор, по которому одно лицо обязывается за известное вознаграждение, в течение известного времени, оказать другому лицу какуюлибо услугу»[21] .

Наличие вещественного результата не рассматривалось русскими цивилистами и в качестве признака, разграничивающего договор личного найма и договор подряда. Так, Л. С.

Таль, придававший большое значение разработке критериев разграничения трудового договора и договора подряда, связывал обязанность подрядчика по выполнению работ с «обещанием конкретных результатов»[22] .

В современном законодательстве материальное выражение результата деятельности положено в основу разграничения работ и услуг как объектов налогообложения. В ст.

38 Налогового кодекса РФ (далее – НК РФ)[23] работы определяются как деятельность, результаты которой имеют материальное выражение и могут быть реализованы для удовлетворения потребностей организации и (или) физических лиц, а услуги – деятельность, результаты которой не имеют материального выражения, реализуются и потребляются в процессе осуществления этой деятельности.

В ст. 779 ГК РФ словосочетание «оказание услуг» раскрывается как совершение определенных действий или осуществление определенной деятельности. Кроме того, в п.

2 данной статьи содержится открытый перечень услуг, подпадающих под действие гл.

39 ГК РФ: услуги связи, медицинские, ветеринарные, аудиторские, консультационные, информационные услуги, услуги по обучению, туристическому обслуживанию.

Источник: https://www.bestreferat.ru/referat-151921.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.