Техническая ошибка в определении суда

Заявление в суд об исправлении ошибки или описки

Техническая ошибка в определении суда

В судебных решениях встречаются ошибки, описки и опечатки. Любая подобная неточность может существенно осложнить исполнение судебного акта.

Поэтому процессуальные кодексы (как ГПК, так и АПК) предусматривают возможность упрощенного обращения в суд с просьбой об устранении неправильных формулировок.

В этой статье мы рассмотрим, как правильно написать заявление в суд об исправлении описки и подать его в суд.

Основания

В решении суда общей юрисдикции ошибки или описки исправляются на основании ст. 200 ГПК РФ. Она предусматривает возможность корректировки описок или явных арифметических ошибок в вынесенном решении.

Примером описки будет неточность, допущенная в фамилии, имени, отчестве истца или ответчика, наименовании и т.п. Арифметическая ошибка может произойти, к примеру, при подсчете общей стоимости какого-либо имущества.

Исправление ошибок не должно затрагивать существо судебного решения. После его вынесения суд не вправе самостоятельно изменить его. Это может сделать только вышестоящий суд в порядке, установленном для обжалования судебных актов.

Кто может обратиться

Закон допускает исправление описок или арифметических ошибок судом по собственной инициативе. С заявлением об исправлении могут обратиться также лица,  участвующие в деле – истец, ответчик или привлеченные к процессу третьи лица.

Госпошлина

Заявление в суд об исправлении арифметической ошибки или описки не облагается государственной пошлиной.

Образец заявления в суд первой инстанции

В ХХХХ федеральный районный суд (Или: Мировому судье судебного участка №ХХХ города  ХХХ)

Заявитель (истец): ФИО, адрес, телефон, адрес электронной почты

Представитель заявителя: ФИО, адрес, телефон, адрес электронной почты

Заинтересованные лица:

(1) Ответчик: ФИО, адрес, телефон, адрес электронной почты

(2) Третье лицо с самостоятельными требованиями: ФИО, адрес, телефон, адрес электронной почты

Дело № ХХХХ

Заявление об исправлении описки (явной арифметической ошибки) в решении суда

1 февраля 2020 года федеральным судьей ХХХХ суда города ХХХХ (или мировым судьей судебного участка №ХХХ города ХХХ) было вынесено решение по иску ХХХХ (ФИО истца) к ХХХХ (ФИО ответчика) о взыскании денежных средств.

В указанном решении суда на странице 3, абзац 10, допущена явная арифметическая ошибка: указана общая сумма требований 90 000 рублей.  В то же время согласно материалам дела (лист дела ХХХ, абзац ХХХ) сумма требований ко взысканию составляет: 85 000 рублей основной долг, 15 000 рублей проценты ко взысканию, что в сумме составляет 100 000 рублей.

Таким образом, правильной общей суммой требований ко взысканию с ответчика является 100 000 рублей, что подтверждается вышеуказанными материалами дела, а также отражено в описательной части судебного решения.

Кроме того, в судебном решении в резолютивной части допущена описка в отчестве ответчика: указано «Иваноич», вместо «Иванович».

На основании изложенного выше и в соответствии с ч. 2 ст. 220, ст. 203.1 ГПК РФ:

ПРОШУ:

Исправить допущенные в решении суда описку и явную арифметическую ошибку:

  • Страница 3 абзац 10 судебного решения: «90 000 (девяносто тысяч) рублей» исправить на 100 000 (сто тысяч) рублей;
  • Страница 3 абзац 10 судебного решения: отчество ответчика «Иваноич» исправить на «Иванович».

Приложения:

  • Копия решения суда;
  • Копия материалов дела с подтверждением ошибки;
  • Копия заявления по числу лиц, участвующих в деле;
  • Копия доверенности представителя.

Порядок рассмотрения

Получив заявление об исправлении ошибки, суд рассматривает его без проведения судебного заседания и вызова сторон (ст. 203.1 ГПК РФ). Однако при необходимости дополнительных пояснений суд может назначить судебное заседание и вызвать в него участников процесса.

Заявление рассматривается судом в течение 10 дней с момента его поступления. По результатам будет вынесено определение об исправлении описки, либо об отказе в удовлетворении заявления. Определение должно быть направлено участникам процесса в 3-дневный срок после его вынесения.

Что делать, если результат не устроил

Определение суда об исправлении описки или явной арифметической ошибки, либо об отказе в этой просьбе вступают в силу немедленно.

В случае, если необходимо обжаловать такое определение, делать это нужно в суде кассационной инстанции (Постановление Пленума ВС РФ от 19 июня 2012 года № 13 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции»).

Частная жалоба на определение будет рассмотрена кассационным судом, по результатам чего определение об исправлении ошибки или описки может быть отменено.

Исправление ошибки в апелляционном или кассационном решении

В случае, если ошибка допущена в постановлении суда апелляционной или кассационной инстанции, ее также можно исправить. Исправление производится в том же порядке, что и в первой инстанции. Суд может вынести определение об исправлении по своей инициативе, либо по заявлению участвующего в деле лица.

Исправление ошибки в решении арбитражного суда

Процедура судопроизводства в арбитражном суде по коммерческим спорам регулируется АПК РФ. В нем содержатся положения об исправлении ошибок или описок, аналогичные гражданскому процессу.

Неточность в решении суда может быть исправлена как по инициативе самого суда, так и лиц, участвующих в деле. Рассмотрение заявления проводят без участия сторон в 10-дневный срок с момента поступления заявления (ч. 3 и 4 ст. 179 АПК РФ).

По результатам рассмотрения также выносится определение.

Заявление в арбитражный суд об исправлении арифметической ошибки или описки может быть подано по той же форме, что приводится выше для решения суда общей юрисдикции. Однако необходимо правильно указать наименование суда, вынесшего решение, а также описание ошибки или описки.

Источник: https://pro-gosposhliny.ru/v-sude/zayavlenie-ob-ispravlenii-oshibki-ili-opiski

Снятие с апелляционного рассмотрения гражданского дела в областном суде при безусловных основаниях для отмены решения районного суда. Описка, опечатка и арифметическая ошибка. Опасная практика и как ее преодолеть

Техническая ошибка в определении суда
Достаточно часто  при рассмотрении апелляционных жалоб по гражданским делам, судьи, замечая явные недостатки решения судов первой инстанции находят способ не отменять решения.

Для этого они используют особый инструмент, не урегулированный нормами ГПК РФ — снятие дела с рассмотрения для решения вопроса об описке, опечатке и арифметической ошибке в порядке ст. 200 ГПК РФ.

   

Во-первых, стоит отметить, что ГПК РФ не содержит понятия и детального урегулирования такой процедуры. 

Снятием с апелляционного рассмотрения гражданского дела можно определить возвращение дела в суд первой инстанции для устранения нарушений норм процессуального права, или без такового, наличие которых препятствует рассмотрению апелляционной жалобы «по существу». Причем, такими основаниями могут быть нарушения, допущенные судом как при назначении дела к апелляционному рассмотрению, так и при его рассмотрении.

ст. 328 ГПК РФ «Полномочия суда апелляционной инстанции» содержит лишь одно полуоснование для снятия гражданского дела с апелляционного рассмотрения (дословное название — оставить апелляционные жалобу, представление без рассмотрения по существу) ) – если жалоба, представление поданы по истечении срока апелляционного обжалования и не решен вопрос о восстановлении этого срока.

  Во-вторых, в практике (но не в законе) существуют и другие основания для снятия гражданского дела с апелляционного рассмотрения, вытекающие из других норм права, регулирующих, например, содержание апелляционной жалобы, представления (ст. 322 ГПК РФ), содержание решения суда (ст. 198 ГПК РФ), возможность обжалования определения суда (ст. 331 ГПК РФ), и т.п. 

Допущение судом нарушений этих норм не исключает законность и обоснованность обжалуемого судебного акта, но препятствует пересмотру его в апелляционном порядке.

Как известно, закон, а именно ч.4 ст. 330 ГПК РФ указывает на безусловные основания для отмены решения суда: 

4. Основаниями для отмены решения суда первой инстанции в любом случае являются: 1) рассмотрение дела судом в незаконном составе;

2) рассмотрение дела в отсутствие кого-либо из лиц, участвующих в деле и не извещенных надлежащим образом о времени и месте судебного заседания;

3) нарушение правил о языке, на котором ведется судебное производство; 4) принятие судом решения о правах и об обязанностях лиц, не привлеченных к участию в деле; 5) решение суда не подписано судьей или кем-либо из судей либо решение суда подписано не тем судьей или не теми судьями, которые входили в состав суда, рассматривавшего дело;

6) отсутствие в деле протокола судебного заседания;

7) нарушение правила о тайне совещания судей при принятии решения.

Также для практикующих юристов не является секретом и тот факт, что решения в суде пишутся заранее, а не в совещательной комнате, как того требует закон.  Нередко, судья, имея такую заготовку до заседания, планирует закончить процесс, но в ходе заседания понимает, что надо отложиться и уже на следующем заседании огласить уже написанный текст. 

В таких случаях судьи часто забывают скрыть свои «грехи» — исправить дату решения на новую. Следовательно, налицо имеется как минимум 3 основания для отмены – пп. 2, 6, 7  ч.4 ст. 330 ГПК РФ.

И если на это указать в качестве довода апелляционной жалобы, то судья воспользуется удобным инструментом для прикрытия своих нарушений: в соответствии с п. 16  Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19.06.2012 N 13 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции» 

16. До направления дела в суд апелляционной инстанции суду первой инстанции в соответствии со статьями 200, 201 ГПК РФ следует по своей инициативе исходя из доводов апелляционных жалобы, представления или по заявлению лиц, участвующих в деле, исправить описку или явную арифметическую ошибку в решении суда, а также принять дополнительное решение в случаях, предусмотренных частью 1 ст. 201 ГПК РФ. Обратить внимание судов первой инстанции на то, что исходя из требований статей 200, 201 ГПК РФ вопрос об исправлении описки, явной арифметической ошибки или принятии дополнительного решения рассматривается в судебном заседании с извещением лиц, участвующих в деле.
 Однако, если вышеуказанные доводы не указывать в апелляции, то районный (городской) суд дежурным образом направит дело в облсуд.  Далее, после того, как назначена дата рассмотрения жалобы,  следует воспользоваться таким инструментом, как дополнение к апелляционной жалобе. Все дело в том, что в соответствии с п. 26 Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 19.06.2012 г. № 13 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции»,

«Исходя из необходимости соблюдения гарантированного п.1 ст.

6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод права заявителя на справедливое судебное разбирательство,  суд апелляционной инстанции не может отказать в принятии дополнений к апелляционным жалобе, представлению, содержащих новые доводы (суждения) по поводу требований, изложенных в апелляционных жалобе, представлении, а также дополнений к апелляционным жалобе, представлению, содержащих требования, отличные от требований, ранее изложенных в апелляционных жалобе, представлении».  

и вот у же на этой стадии обл. суд обязан рассмотреть доводы  о нарушении пп. 2, 6, 7  ч.4 ст. 330 ГПК РФ, не  снимая с рассмотрения данный вопрос, и не отправляя его обратно в районный суд.  Но все же областные «тройки» так поступают. Здесь необходимо подавать частную жалобу с приведенными выше доводами на определение суда апелляционной инстанции.

 В одном из наших дел такая жалоба была удовлетворена. Приятного использования.

Источник: https://pravorub.ru/articles/46270.html

Техническая ошибка по уголовному делу в разъяснении Верховного суда РФ

Техническая ошибка в определении суда
15.04.2011 ТЕХНИЧЕСКАЯ ОШИБКА ПО УГОЛОВНОМУ ДЕЛУ В РАЗЪЯСНЕНИИ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ

Высшая судебная инстанция России сделала серьезное внушение людям в мантиях: явно небрежно сформированные материалы уголовных дел необходимо возвращать в прокуратуру в порядке положений ст. 237 УПК РФ. Этого разъяснения давно с нетерпением ждали представители стороны защиты в уголовном процессе.

Никто не вправе упрекать судью за строгое следование букве закона, ведь на кону, ни много ни мало, судьба конкретного человека.

На примерах конкретных уголовных дел Верховный суд РФ в последнем обзоре судебной практики указал, какие процессуальные решения следует принимать, когда обвинение сформировано “на скорую руку”. Основополагающая установка от высшей судебной инстанции – подобное нельзя игнорировать.

Одним из основных поводов для привлечения внимание к таким нарушениям стало дело гражданки, которая, по утверждению стороны обвинения, намеревалась подыскать убийц собственной матери.

В случае, если обвинение обоснованно, наказание должно быть неотвратимым и суровым.

Основной функцией суда и является тщательное, доскональное изучение и рассмотрение материалов, предоставленных стороной обвинения, с целью установить виновность либо невиновность.

Но даже внутреннее убеждение не может позволить следователю забывать о процессуальной стороне дела, о юридической и элементарной технической культуре процессуального производства.

Как судьям разбираться в таком деле, если процессуальные документы, имеющие силу доказательств, составлены небрежно? Как разъяснили в Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда России по уголовному делу вышеуказанной гражданки, основанием для возвращения уголовного дела прокурору судом, в том числе, явилось то обстоятельство, что ссылки на конкретные тома и листы уголовного дела не соответствовали реальной действительности.

В составленном следователем обвинительном заключении содержалось утверждение о некоторых исключительно важных и основных доказательствах, которые, как выяснилось в стадии рассмотрения дела судом первой инстанции, в материалах дела попросту отсутствовали. Следователь предлагал суду поверить ему на слово, так как в противном случае следовало бы считать, что он их банально выдумал.

Вероятно, и скорее всего, следователю просто не хватило времени или профессионализма, чтобы грамотно и в соответствии с нормами УПК РФ выполнить свою работу, либо доказательства были утеряны вследствие преступной халатности и следователь пытался скрыть указанный факт, не обращая на него внимания: ни своего, ни непосредственного руководителя, ни прокурора. Только суд 1-й инстанции, которому уголовное дело поступило на рассмотрение, смог разобраться и заметить это существенное несоответствие.

Утрата доказательств органом следствия

Например, согласно содержанию обвинительного заключения вещественными доказательствами по этому делу были признаны два листа бумаги с составленными обвиняемой собственноручными записями.

Как утверждал следователь, в одной из записок “неблагодарная” (по мнению государственного обвинения) дочь своей рукой написала инструкции подысканным ею преступникам: где проживает ее мать, где именно работает, где особенно часто и преимущественно бывает, какой у нее сложился бытовой график.

Второй документ, как утверждал горе-следователь, был ее распиской в которой она обязалась уплатить долг в размере тридцать тысяч рублей за оказанную ей услугу – убийство собственной матери. На первый взгляд, доказательства неопровержимые. Их следовало бы изучить самым внимательным образом, но сделать это оказалось затруднительно.

Как утверждал следователь в обвинительном заключении, указанные документы должны находиться в сформированных материалах этого же уголовного дела – в конкретном томе и на конкретном листе дела.

Но когда рассматривающий дело судья открыл для изучения нужную страницу, то обнаружил, что там содержится только постановление о приобщении к уголовному делу указанных расписок и записей в качестве вещественных доказательств.

А это, как говорится, две большие разницы: само доказательство и лишь сведения о таковом.

Упомянутых бумаг федеральный судья в деле не обнаружил: ни на указанных страницах, ни в материалах уголовного дела вообще.

Да и в целом составленное следователем и утвержденное прокурором обвинительное заключение содержало в себе множество противоречий. Поэтому судьей было принято решение о возвращении уголовного дела, говоря обывательским языком, на доработку. И такие решения должны приниматься в каждом подобном случае.

Прокуратура, как представитель государственного обвинения, пыталась постановление судьи обжаловать.

В кассационной представлении государственный обвинитель указывал, что все якобы допущенные следователем ошибки – “технические”, их возможно исправить непосредственно в процессе. Однако Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ назвала все эти доводы-оправдания необоснованными.

В данном случае речь идет о существенных для дела обстоятельствах – ключевых доказательствах, допустимость которых в порядке ст.

75 УПК РФ оспаривалась стороной защиты в суде 1-й инстанции”, – говорится в определении.

Суд, обоснованно признал выявленные нарушения существенными, неустранимыми, препятствующими рассмотрению дела судом, и принял легитимное решение о возвращении уголовного дела прокурору.

Плачевность ситуации в том, что в последнее время документы с ошибками, опечатками в материалах большинства уголовных дел буквально преобладают над процессуальными документами, составленными без нарушений. Можно, конечно, обвинять за такое положение вещей, в том числе, и постоянно развивающиеся информационные технологии.

Кем-то точно подмечено, что компьютер способствует потере концентрации и внимания порой даже у настоящих профессионалов. Однако, правовую дисциплину и процессуальную грамотность в правоохранительных структурах, регламентируемые уголовно-процессуальным законодательством, никто для них не отменял.

Так называемый обвинительный уклон, по мнению многих юристов и практиков, и научных светил, как раз и начинается с того, что суды “закрывают глаза” на подобные “технические” оплошности.

Один раз не усмотрел нарушения и не принял процессуальных мер за допущенную следствием ошибку, второй раз “закрыл глаза” на недостатки, не признав их существенными и грубыми, и в конце-концов такое попустительство порождает системную проблему – безответственность и уверенность в собственной безнаказанности.

Какое количество якобы незначительных технических ошибок трансформировалось в ошибки судебные, сейчас невозможно установить.

Потому высший орган судебной власти страны еще раз обратил внимание на давно требовавшую огласки проблему. При этом грубо ошибаются не только расследовавшие уголовные дела следователи, но и специалисты, которым по долгу службы не допустимо ошибки допускать – судебные эксперты.

Техническая ошибка в заключении судебного эксперта

Судебная коллегия Верховного суда привела в пример уголовное дело, когда в заключениях произведенных судебно-медицинских экспертиз, как выяснилось, оказались банально перепутаны данные потерпевших – их фамилии.

Как по одному из уголовных дел утверждало государственное обвинение, обвиняемый совершил убийство двух лиц. Судебные эксперты-медики, исследовав тела, не удостоверились в личностях потерпевших, не установили, где кто, и в выводах заключения каждому из них приписали чужую причину смерти.

“В заключении судебной медицинской экспертизы в отношении каждого потерпевшего были указаны те телесные повреждения, которые фактически были обнаруженные экспертами при исследовании на теле другого, и, соответственно, была указана причина смерти одного из них, в качестве причины смерти другого, – говорится в определении судебной коллегии, “- и “наоборот”.

Но храм правосудия не то место, где можно без последствий так “жонглировать” с фамилиями потерпевших и причиной их смерти.

И в этом случае уголовное дело правомерно было в порядке ст. 237 УПК РФ возвращено утвердившему обвинительное заключение прокурору – для устранения препятствий его рассмотрения судом.

Основание отмены приговора или техническая ошибка

Адвокат по уголовным делам Московской коллегии адвокатов Владимир Романов полагает, что “выход в свет” указания Верховного Суда, к сожалению, не будет означать, что все судьи всех судов России станут беспрекословно его исполнять.

Ведь и раньше обзоры судебной практики высшего судебного органа периодически публиковались в СМИ и систематически передавались в суды всех уровней для использования на практике.

Пленумом Верховного Суда РФ принимались постановления по конкретным категориям уголовных дел, по конкретным процессуальным ситуациям. Как свидетельствует реальность – этого было недостаточно.

Причем, указанные рекомендации не выполнялись не только нижестоящими судами, но и судьями Верховного Суда, рассматривавшими доводы надзорных жалоб.

Как правило, по надзорной жалобе, состоящей из 20 пунктов о грубых нарушениях УПК РФ, допущенных органами предварительного расследования и нижестоящими судами и подкрепленных ссылками на постановления Пленума ВС РФ, приходит “отписка” объемом 1-2 страницы.

Судьи высшего судебного органа, которым по статусу положено обосновывать и мотивировать, ограничиваются дежурными фразами: нарушений не установлено, допущена техническая ошибка … не утруждая себя подробным анализом и убеждением заявителя в том, что он ошибается и его требования необоснованны. Такова судебная “тактика” уголовного судопроизводства.

Как раз с такой “скрытности” и начинаются слухи о коррупции в судебной системе. Сложно представить, что все судьи России станут вдруг внимательными и чуткими к нарушениям, допущенным стороной обвинения и судом. Остается только в это верить …

Результат деятельности адвоката по уголовным делам напрямую зависит от соблюдения судьями не только норм уголовно-процессуального законодательства, но и рекомендаций высшего судебного органа страны, основанных на реальной судебной практике.

Символично, что указанное постановление Верховного Суда было принято 06 апреля 2011 года, а 07 апреля по одной из моих надзорных жалоб было принято решение об отказе в истребовании дела.

Ситуация, предложенная мной к исследованию судом, в чем-то схожа с указанной выше: для экспертного исследования следователем предоставлена женская куртка, исследуется пиджак, о котором в уголовном деле нет ни единого упоминания и именно на нем обнаружена кровь потерпевшего, а в выводах указано, что кровь обнаружена на женской куртке.

Это лишь одно из 15 указанных мной подобных нарушений.

Получается, что на одном этаже ВС РФ указания дают, а на другом их грубо игнорируют. Чего же стоит ожидать от судей, которые практикуют за пределами здания Верховного Суда, а тем более, не в Москве” – добавил защитник.

Полный список новостей»

Источник: https://www.advokat-romanov.com/main/%20news?id=20

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.