Взыскание неосновательного обогащения в банкротстве

Взыскание неосновательного обогащения в арбитражном суде | Двитекс

Взыскание неосновательного обогащения в банкротстве

Неосновательным обогащением считается чужое имущество, включая деньги, иные блага, которые лицо приобрело (сберегло) за счет другого, без оснований, предусмотренных законом, иным правовым актом или сделкой. Например, если после расторжения договора ваш бывший контрагент не возвращает вам аванс, у него возникает неосновательное обогащение. Однако учтите, что таким обогащением будет только неотработанный аванс. 

Обязательство из неосновательного обогащения именуется также кондикционным. Сторонами такого обязательства являются потерпевший – тот, за чей счет произошло приобретение или сбережение имущества (кредитор), и приобретатель – тот, кто обогатился (должник).

В случае если неосновательное обогащение возникло в связи с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности, то такой спор подведомственен арбитражному суду.

В иных случаях (споры между физическими лицами или между юридическим лицом (ИП) и физическим лицом, а также если деятельность ИП прекращена) такие споры рассматриваются в суде общей юрисдикции.

 Взыскание неосновательного обогащения возможно в натуре (когда кредитор требует возврата ему вещи, неосновательно полученной должником) или в денежной форме. Далее речь пойдет о взыскании неосновательного обогащения в денежной форме в арбитражном суде с юридических лиц и индивидуальных предпринимателей.  

Что является неосновательным обогащением и когда его можно взыскать?

Неосновательное обогащение возникает при одновременном соблюдении следующих условий:

  • лицо приобрело или сберегло имущество без оснований, предусмотренных законом, иным правовым актом или сделкой. Например, имущество было получено по незаключенному договору, или неосновательное сбережение возникает, когда основания приобретения имущества были, но затем отпали, а имущество не возвращено (возврат неотработанного аванса по расторгнутому договору, например).
  • обогащение произошло за счет другого лица. Неосновательное обогащение по общему правилу нужно вернуть. Но есть исключения. Так, вы не сможете взыскать неосновательное обогащение, предоставленное во исполнение несуществующего обязательства, если ваш контрагент докажет, что вы знали об отсутствии обязательства либо предоставили имущество в целях благотворительности.

Также по общему правилу нельзя вернуть излишне выплаченные:

  • зарплату и приравненные к ней платежи
  • пенсию
  • пособие
  • стипендию
  • возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью
  • алименты
  • иные денежные суммы, предоставленные гражданину в качестве средства к существованию

Вы можете обратиться к получателю средств с просьбой добровольно вернуть такую переплату. Если он этого не сделает, вы можете взыскать ее через суд. Однако ваш иск удовлетворят, только если вы докажете, что переплата произошла в результате счетной ошибки или что гражданин действовал недобросовестно.

Какие суммы можно взыскать с ответчика при взыскании неосновательного обогащения?

Сумма неосновательного обогащения и дополнительных требований зависит от того, как именно обогатился приобретатель – получил ваши деньги, сберег свои, пользуясь вашими имуществом или услугами, либо получил имущество, которое теперь не может вернуть в натуре.

Если приобретатель неосновательно получил деньги (например, вследствие ошибочного зачисления на счет), то вы можете потребовать от него:

  • полученную сумму
  • проценты по ст. 395 ГК РФ
  • доход от использования денег – в части, не покрытой процентами по ст. 395 ГК РФ. Примером извлечения такого дохода является предоставление кредита неосновательно обогатившимся банком. Для взыскания вам нужно будет доказать, что приобретатель извлек или должен был извлечь такой доход. Учтите, что под доходом в данном случае понимается чистая прибыль (Определение ВС РФ от 19.01.2017 № 305-ЭС15-15704(2))

Если приобретатель сберег свои средства, пользуясь вашими услугами или имуществом без намерения его приобрести, то вы можете потребовать от него:

  • стоимость пользования аналогичным имуществом или услугами в том месте, где это происходило (например, стоимость аренды такого же офиса в том же районе города). Цену нужно узнавать на то время, когда закончилось пользование. Обратите внимание, что вы можете рассчитать сумму возмещения за весь период пользования имуществом, а не с того момента, когда приобретатель узнал или должен был узнать о неосновательности обогащения. Расчет вы можете сделать самостоятельно, однако учтите, что при обращении в суд его нужно будет обосновать. Для этого можно, например, обратиться к оценщику. Расходы на оценку суд может взыскать с приобретателя, если посчитает их судебными издержками. Таковыми, в частности, признаются расходы, которые истец понес для определения цены иска (п. 2 Постановления Пленума ВС РФ от 21.01.2016 № 1)
  • проценты по ст. 395 ГК РФ

Если у приобретателя оказалось имущество, которое нельзя вернуть в натуре, то вы можете потребовать от него:

Источник: https://www.dvitex.ru/poleznoe/biznes/vzyskanie-debitorskoy-zadolzhennosti/vzyskanie-neosnovatelnogo-obogashcheniya-v-arbitrazhnom-sude/

Лжекредитор несостоятельного должника и неосновательное обогащение

Взыскание неосновательного обогащения в банкротстве

Банкротство, как правило, связано со столкновением двух противоборствующих интересов: бенефициары банкрота защищают (выводят) имущество, а кредиторы банкрота защищают (возвращают) имущество.

1) Оспаривание сделок несостоятельного должника

Удовлетворению интереса кредиторов банкрота способствуют весьма широкие возможности, которые реализуются через оспаривание сделок несостоятельного должника (гл. III.1 Федерального закона от 26 октября 2002 г. N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», далее – 127-ФЗ).

В соответствии с п. 1 ст. 61.1 127-ФЗ сделки, совершенные должником или другими лицами за счет должника, могут быть признаны недействительными в соответствии с ГК РФ, а также по основаниям и в порядке, которые указаны в 127-ФЗ (например, ст. 61.2, 61.

3 127-ФЗ: оспаривание подозрительных сделок должника, оспаривание сделок должника, влекущих за собой оказание предпочтения одному из кредиторов перед другими кредиторами). На основании п. 3 ст. 61.1 127-ФЗ правила гл. III.

1 127-ФЗ могут применяться к оспариванию действий, направленных на исполнение обязательств и обязанностей.

Кроме того, ВАС РФ определил в Постановлении Президиума от 8 октября 2013 г.

N 12857/12 следующую позицию: «Если при оспаривании сделки по отчуждению имущества, принадлежащего несостоятельному должнику, конкурсный управляющий представил доказательства наличия у должника спорного имущества до его отчуждения, то приобретатель по сделке вправе представить доказательства приобретения вещи у другого лица или создания вещи для себя. В противном случае доказательства конкурсного управляющего о тождестве имущества не могут считаться опровергнутыми. Таким образом, в условиях, когда конкурсный управляющий указывал на препятствия к получению сведений по сделке между обществом “Бытовик” и предпринимателем Печуновым Ю.В., суды необоснованно возложили на общество “Бытовик” бремя дополнительного доказывания идентификационных признаков имущества и его фактического наличия у предпринимателя».

По сути, указал, что отсутствие договора-документа не является препятствием для оспаривания договора.

2.1) Возврат неосновательного обогащения

Однако сомнительно пресекать способы защиты лишь оспариванием сделок, каким бы гибким не был данный инструментарий в рамках дела о банкротстве.

Так, например, многие махинаторы банально перечисляют денежные средства несостоятельного должника с его банковского счета на счет аффилированного лица (расчет платежным поручением).

Данной махинации, на мой взгляд, прямо корреспондирует гл. 60 ГК РФ. Да и речь действительно может идти об ошибочно перечисленном.

В соответствии с п. 1 ст. 1102 ГК РФ лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных ст. 1109 ГК РФ.

Однако мой взгляд моим взглядом, а ВАС РФ поспособствовал сомнительной сумятице в вопросе возврата банкротом неосновательного обогащения. Речь идет о Постановлении Президиума ВАС РФ от 29 января 2013 г. N 11524/12 (далее – Постановление N 11524/12).

Так, ВАС РФ указал: «Следовательно, распределение бремени доказывания в споре о возврате неосновательно полученного должно строиться в соответствии с особенностями оснований заявленного истцом требования.

Исходя из объективной невозможности доказывания факта отсутствия правоотношений между сторонами, суду на основании статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации необходимо делать вывод о возложении бремени доказывания обратного (наличие какого-либо правового основания) на ответчика.

Однако в данном случае из представленных истцом платежных поручений усматривалось, что основаниями платежа являлись конкретные правоотношения – проведение режимных испытаний и плата по договору.

При этом доказательств того, что правоотношения, указанные в качестве оснований платежа, не являются такими основаниями, а денежные средства были перечислены ошибочно (например, акты выполненных работ с разногласиями, акты сдачи-приемки товара с возражениями, претензии и т.п.), истец не представил».

ВАС РФ объективно подтверждает «объективную невозможность» и напоминает о правильном подходе к распределению бремени доказывания. Однако далее всё это перечеркивает, и мы видим, что более-менее приемлемое основание платежа обязывает именно истца найти несуществующее: акты с разногласиями, претензии.

Судья Павлова Н.В.

(судья-докладчик по делу) не согласилась с коллегами и изложила свое особое мнение: «В рассматриваемой ситуации суды возложили непропорциональное бремя на истца, заставив его представлять доказательства отрицательного факта (отсутствия отношений с ответчиком), при том, что доказательства наличия таких отношений совершенно без претерпевания какого-либо непосильного бремени или, тем более, ущемления своих прав, мог бы предоставить ответчик, равно не испытывая никаких ограничений мог бы заявить о применении норм об исковой давности. При этом права сторон уравновешиваются также правом ответчика на компенсацию судебных расходов в случае необоснованного иска со стороны истца. Таким образом, иное толкование приводит, по моему убеждению, к лишению истца адекватного способа защиты от неосновательного обогащения при отсутствии между сторонами спора каких-либо иных отношений по поводу ошибочно предоставленного, кроме факта самого предоставления, а следовательно к нарушению принципа баланса интересов сторон».

Не могу не согласиться. Конечно, многие юристы вполне корректно отмечают, что negativa non probantur не является абсолютной аксиомой. Но спорное дело и «акты с разногласиями» это совсем не тот случай, когда можно говорить о допустимости возложения на истца бремени доказывания отрицательных фактов.

2.2) Судебная практика

Суды, к сожалению, часто разрешают соответствующие споры со ссылкой на Постановление N 11524/12 (и, собственно, аналогично).

Так, например:

Источник: https://zakon.ru/discussion/2015/11/24/lzhekreditor_nesostoyatelnogo_dolzhnika_i_neosnovatelnoe_obogashhenie

Производство по делу о взыскании неосновательного обогащения прекращено правомерно, поскольку возврат средств по заключенному и не оспоренному договору долевого участия не относится в силу п. 1 ст. 5 ФЗ О несостоятельности (банкротстве) к текущим ..

Взыскание неосновательного обогащения в банкротстве
Судебные решения, арбитраж
Разделы:
Долевое участие в строительстве; Сделки с недвижимостью Обращаем Ваше внимание на то обстоятельство, что данное решение могло быть обжаловано в суде высшей инстанции и отменено

НОВОСИБИРСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 4 июня 2013 г. по делу N 33-4309/2013

Судья: Цехановская О.И.
Докладчик: Сляднева И.В.

Судебная коллегия по гражданским делам Новосибирского областного суда в составе:

председательствующего Слядневой И.В.
судей Крейса В.Р., Братчиковой Л.Г.
при секретаре К.
рассмотрела в открытом судебном заседании в г. Новосибирске 04 июня 2013 года гражданское дело по частной жалобе представителя Д. – Е. на определение Ленинского районного суда г. Новосибирска от 27 марта 2013 года, которым производство по гражданскому делу по иску Д. к ООО “Сервис Сибири и К0” о взыскании неосновательного обогащения прекращено.
Истицу разъяснено право на обращение с соответствующим требованием в арбитражный суд.
Указано, что уплаченная истцом Д. государственная пошлина в размере 13 070 руб. подлежит возврату.
Заслушав доклад судьи областного суда Слядневой И.В., объяснения представителя Д. Е., представителя конкурсного управляющего ООО “Сервис Сибири и Ко” К.В., судебная коллегия

установила:

Д. обратился в суд с иском к ООО “Сервис Сибири и К0” о взыскании неосновательного обогащения.
В обоснование требований указал, что между ним и ответчиком заключен договор участия в долевом строительстве N 12 от 11 июля 2011 г., по которому истец оплатил часть взноса в сумме 987 000 рублей. Однако впоследствии выяснилось, что на момент заключения договора в отношении застройщика была начата процедура банкротства, при этом в соответствии с п. 7 ст. 201.1 Федерального закона “О несостоятельности (банкротстве)” ответчиком не было получено согласие временного управляющего.
Истец полагает, что заключенный им с ответчиком договор является ничтожной сделкой и просит взыскать с последнего сумму неосновательного обогащения в размере 987 000 рублей.
Судом постановлено указанное определение, с которым не согласен представитель Д. – Е. В частной жалобе просит определение Ленинского районного суда г. Новосибирска от 27 марта 2013 года отменить и разрешить вопрос по существу.
В обоснование доводов частной жалобы указала, что Д. ранее обращался в Арбитражный суд Новосибирской области с иском по тем же основаниям, однако судом было вынесено определение о неподведомственности данного спора арбитражному суду на основании п. 1 ч. 1 ст. 150 АПК РФ.
Считает, что договор участия в долевом строительстве N 12 от 11 июля 2011 г. заключен в нарушение требований п. 7 ст. 201.1 ФЗ “О несостоятельности (банкротстве)”, поэтому в силу закона относится к недействительным сделкам, а требуемая им ко взысканию сумма неосновательного обогащения в размере 987 000 руб. является текущим обязательством ответчика (должника), поскольку данное обязательство возникло в период процедуры наблюдения. Соответственно, данное требование истца не подлежит рассмотрению в рамках дела о банкротстве.
Проверив материалы дела, обсудив доводы жалобы, судебная коллегия не находит оснований для отмены постановленного определения.
Как видно из содержания поданного иска, истец считает заключенный им с ответчиком договор ничтожной сделкой, а полученные от него деньги неосновательным обогащением застройщика, возникшим после введения процедуры наблюдения. Соответственно, обязанность по возврату этих средств истец квалифицирует как обязанность по уплате текущих платежей банкрота, которые не подлежат рассмотрению в рамках дела о банкротстве.
Прекращая производство по делу на основании абз. 2 ст. 220 ГПК РФ, суд первой инстанции пришел к выводу, что возврат средств по заключенному и не оспоренному договору долевого участия не относится в силу п. 1 ст. 5 Федерального закона “О несостоятельности (банкротстве)” к текущим платежам застройщика, а потому требования истца о их взыскании подлежат рассмотрению только в рамках дела о банкротстве.
Судебная коллегия соглашается с данными выводами суда как соответствующими обстоятельствам дела и требованиям закона.
Согласно абзаца второго п. 1 ст. 63 Федерального закона от 26 октября 2002 г. N 127-ФЗ “О несостоятельности (банкротстве)” с даты вынесения арбитражным судом определения о введении наблюдения требования кредиторов по денежным обязательствам и об уплате обязательных платежей, срок исполнения по которым наступил на дату введения наблюдения, могут быть предъявлены к должнику только с соблюдением установленного настоящим Федеральным законом порядка предъявления требований к должнику.
В силу абз. 7 п. 1 ст. 126 Закона все требования кредиторов по денежным обязательствам, об уплате обязательных платежей, иные имущественные требования, за исключением текущих платежей, указанных в пункте 1 статьи 134 данного Федерального закона, и требований о признании права собственности, о взыскании морального вреда, об истребовании имущества из чужого незаконного владения, о признании недействительными ничтожных сделок и о применении последствий их недействительности могут быть предъявлены только в ходе конкурсного производства.
В силу пп. 4 п. 1 ст. 201.1 Закона денежное требование- требование участника строительства о возврате денежных средств, уплаченных по договору, признанному судом или арбитражным судом недействительным и предусматривающему передачу жилого помещения, и (или) денежных средств в размере стоимости имущества, переданного застройщику по такому договору.
Из дела видно, что договор между сторонами был заключен 11.07.2011 года, то есть до применения в деле о банкротстве положений параграфа 7 главы IX Федерального закона от 26 октября 2002 г. N 127-ФЗ “О несостоятельности (банкротстве)”.
Определением Арбитражного суда Новосибирской области от 06 сентября 2011 г. в отношении застройщика применен параграф 7 главы IX Федерального закона от 26 октября 2002 г. N 127-ФЗ “О несостоятельности (банкротстве)”(л.д. 26 – 29). Определением Арбитражного суда Новосибирской области от 21 ноября 2011 г. ООО “Сервис Сибири и К0” признано банкротом, открыто конкурсное производство сроком на шесть месяцев (л.д. 37 – 40).
Согласно п. 3 ст. 22 ГПК РФ суды рассматривают и разрешают дела, за исключением экономических споров и других дел, отнесенных федеральным конституционным законом и федеральным законом к ведению арбитражных судов.
Согласно ст. 220 ГПК РФ суд прекращает производство по делу в случае, если дело не подлежит рассмотрению и разрешению в суде в порядке гражданского судопроизводства по основаниям, предусмотренным пунктом 1 части первой статьи 134 настоящего Кодекса.
В соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ судья отказывает в принятии искового заявления в случае, если заявление не подлежит рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства, поскольку заявление рассматривается и разрешается в ином судебном порядке.
Поскольку ООО “Сервис Сибири и К0” является банкротом, в отношении которого вступившим в законную сил судебным актом Арбитражного суда Новосибирской области применен параграф 7 главы IX Федерального закона “О несостоятельности /банкротстве/”, требование истца о выплате ему взноса по договору долевого участия в строительстве жилья не относится ко взысканию текущих платежей и подлежит рассмотрению в рамках дела о банкротстве застройщика.
При таких обстоятельствах суд первой инстанции обоснованно прекратил производство по делу.
Ссылка заявителя жалобы о том, что неосновательное обогащение возникло на стороне ответчика после введения процедуры банкротства, а потому обязанность вернуть его относится к текущим платежам банкрота, не может быть принята во внимание, поскольку противоречит положениям ст. 5 и 201.1 Федерального закона “О несостоятельности (банкротстве)”.
Кроме того, в силу ст. 168 ГК РФ, сделка, не соответствующая требованиям закона, является ничтожной, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения. Федеральный закон “О несостоятельности (банкротстве)” в статьях 64 и 201.1 сделку лица, в отношении которого введена процедура банкротства наблюдение и которое не получило письменного согласия временного управляющего на совершение сделки, предусматривающей отчуждение имущества должника (передачу жилого помещения), относит к сделкам, которые по этому основанию могут быть признаны недействительными по иску временного управляющего (ст. 66 Закона). Кроме того, как видно из материалов дела, сделка между Д. и ООО “Сервис Сибири и Ко” была совершена до введения в действие параграфа 7 главы IX Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ “О несостоятельности (банкротстве)”.
В деле нет доказательств того, что договор между истцом и ответчиком признан недействительной сделкой, а полученное ответчиком квалифицировано как неосновательное обогащение, подлежащее возврату истцу как текущий платеж вне рамок дела о банкротстве
Довод частной жалобы о том, что Арбитражный суд Новосибирской области уже вынес определение о неподведомственности ему аналогичного иска Д., не влияет на правильность выводов суда. Как видно из дела, Д. обращался с аналогичным иском к ООО “Сервис Сибири и К0” о взыскании 987 000 руб. не в рамках дела о банкротстве, а в общем порядке. Поскольку истец не наделен статусом индивидуального предпринимателя, Арбитражный суд Новосибирской области прекратил производство по делу по п. 1 части 1 статьи 150 АПК РФ.
С денежным требованием (требованием участника строительства о возврате денежных средств, уплаченных по договору, признанному судом или арбитражным судом недействительным и предусматривающему передачу жилого помещения, и (или) денежных средств в размере стоимости имущества, переданного застройщику по такому договору) к застройщику в рамках дела о банкротстве истец не обращался. В их включении в реестр требований кредиторов (ст. ст. 201.1 и 201.5 Федерального закона N 127-ФЗ) Арбитражный суд Новосибирской области ему не отказывал (таких доказательств в деле нет).
Имеющееся в деле определение Арбитражного суда НСО от 02.02.2012 года о прекращении производства по заявлению истца о включении в реестр требований должника ООО “Сервис Сибири и Ко” о передаче ему жилого помещения – 2-комнатной квартиры N по адресу (стр) также не влияет на правильность постановленного определения Ленинского районного суда г. Новосибирска. Как видно из данного определения (л.д. 32 – 33), оно вынесено в рамках дела о банкротстве застройщика по заявлению истца о включении в реестр требований о передаче жилых помещений должника требование о передаче ему конкретного жилого помещения. При этом производство было прекращено в связи с отказом Д. от данного заявления.
Вопрос о включении денежных требований истца в сумме 987000 рублей в реестр требований кредиторов ООО “Сервис Сибири и Ко” Арбитражным судом Новосибирской области, как уже было указано выше, не рассматривался, поэтому обжалуемое апеллянтом определение суда первой инстанции и вышеозначенные определения Арбитражного суда Новосибирской области не препятствуют обращению истца с данным заявлением в рамках дела о банкротстве застройщика.
С учетом изложенного определение суда следует признать законным и оснований для его отмены, предусмотренных ст. 330 ГПК РФ, по доводам частной жалобы не имеется.
Руководствуясь ст. 334 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

Определение Ленинского районного суда г. Новосибирска от 27 марта 2013 года оставить без изменения, частную жалобу представителя Д. – Е. без удовлетворения.

© Обращаем особое внимание коллег на необходимость ссылки на “REALTIST.RU | Теория и практика управления недвижимостью” при цитированиии (для on-line проектов обязательна активная гиперссылка)

Источник: http://realtist.ru/fas2/EC3D21A7FE653DDD44257B9F00010B21.html

Обобщение практики

Взыскание неосновательного обогащения в банкротстве

Цветкова С.А., Валеев М.М., Гонгало Ю.Б.

Особенности рассмотрения споров, связанных с применением норм Гражданского кодекса

Российской Федерации о неосновательном обогащении

Обязательства вследствие неосновательного обогащения представляют собой особый вид обязательств, необходимыми условиями возникновения которых являются следующие:

1) приобретение или сбережение имущества за счет другого лица, т.е. увеличение или сохранение в прежнем размере имущества на одной стороне явилось результатом соответствующего его уменьшения на другой стороне;

2) приобретение или сбережение произошло без предусмотренных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований.

Вопрос о месте института неосновательного обогащения в системе права и соотношении требований о неосновательном обогащении с другими требованиями традиционно относится к числу дискуссионных.

Представляется, что кондикционное обязательство является универсальным для всех случаев, когда одно лицо приобретает (сберегает) имущество за счет другого без правового основания.

В этом смысле нормы о неосновательном обогащении подлежат применению всякий раз, когда соответствующие отношения не урегулированы законом, иным правовым актом или договором.

При наличии специальных правил (установленных нормами о деликтных обязательствах, о виндикации, об отдельных видах договоров) приоритет отдается этим правилам, нормы же о неосновательном обогащении могут применяться лишь в той части, в какой соответствующие отношения ими не урегулированы.

Неосновательное обогащение выступает в форме неосновательного приобретения (получение недолжного, которое может быть следствием исполнения несуществующей обязанности, исполнения обязательства с превышением подлежащей уплате суммы либо количества подлежащего передаче имущества, исполнения прекратившегося обязательства и т.п.

) либо неосновательного сбережения (чаще всего сбережение образуется вследствие исполнения обязательства за должника третьим лицом при отсутствии у него обязанности исполнять обязательство должника.

Обе формы неосновательного обогащения могут быть результатом как действий (правомерных или неправомерных со стороны любых лиц), так и событий.

В  практике Арбитражного суда Свердловской области нормы о неосновательном обогащении чаще всего применяются при взыскании исполненного по незаключенному договору. Отказ во взыскании неосновательного обогащения, как правило, связан с установлением имеющихся между сторонами договорных отношений.

I. Наличие неосновательного обогащения

1. Действия во исполнение незаключенного договора приводят к возникновению обязательства из неосновательного обогащения (дело № А60-4726/2005, N А60-7195/05, N А60-20485/04)

ОАО «Х» обратилось в суд с иском к ЕМУП о взыскании 166 508 руб., в том числе 156023 руб., составляющих сумму неосновательного обогащения, и 10484 руб. процентов за пользование чужими денежными средствами, полагая, что денежные средства списаны ЕМУП  без установленных законом и договором оснований.

        Решением суда иск удовлетворен частично. С ЕМУП взыскана сумма неосновательного обогащения и проценты в меньшем размере.

         Постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа от 20.06.2005 г. N Ф09-1727/05 решение оставлено без изменения в связи со следующим.

На основании договора между истцом и ответчиком ЕМУП, выполняющее посреднические функции, приняло на себя обязательство предоставлять ОАО «Х» возможность пользоваться коммунальными услугами, исходя из условий, установленных поставщиками коммунальных услуг.

Согласно имеющимся в деле документам, коммунальные услуги были оказаны в период с января по февраль 2004 г.; ввиду отсутствия приборов учета оплата производилась на основании счетов-фактур, исходя из расчетного количества потребленных услуг.

В июне 2004 г. ЕМУП во исполнение договора платежным требованием произвело безакцептное списание с расчетного счета ОАО «Х» 156023 руб. 18 коп. для оплаты коммунальных услуг, оказанных в январе – феврале 2004 г.

Решением арбитражного суда по другому делу договор о предоставлении коммунальных услуг между истцом и ответчиком признан незаключенным.

С учетом вступившего в законную силу решения арбитражного суда, имеющего преюдициальное значение для рассмотрения данного спора, которым установлено, что договор между истцом и ответчиком является незаключенным, вывод суда о неосновательности обогащения ответчика признан судом кассационной инстанции обоснованным.

Аналогичное решение принято по делу N А60-7195/05 (оставлено без изменения постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа от 18.08.2005 г. № Ф09-2465).

Источник: https://ekaterinburg.arbitr.ru/files/userfiles/CT/pr30.htm

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.